Алексей Арунян: Крымские СМИ давно привыкли писать под диктовку

О «деле Сенцова» и свободе слова в оккупированном Крыму в беседе с телеведущим Александром Янковским в программе «Голос Крыма» говорит журналист из оккупированного полуострова Алексей Арунян.

Алексей, 26 ноября под Министерством иностранных дел Украины состоялась акция в поддержку крымского политзаключенного Александра Кольченко, который выступает одним из фигурантов дела украинского режиссера Олега Сенцова. Для чего была проведена данная акция и как продвигается «дело Сенцова»)?

Во-первых, мы хотим информировать об этом важном происшествии общественность. Во-вторых, освещение этой ситуации может стать одним из способов помощи этим людям, которые совершенно необоснованно и незаконно удерживаются под стражей российскими властями.

ФСБ России всего лишь один раз прокомментировала это задержание. На своем сайте они разместили публикацию о том, что Кольченко, Сенцов, Черний и Афанасьев являются членами диверсионно-террористической группы «Правого сектора». Говорят, они готовили ряд масштабных терактов, хотели испортить электропередачи, транспортные коммуникации. Некоторые из них дают признательные показания, у них найдены взрывчатки и компрометирующая литература. По прогнозам адвокатов, суд состоится в январе.

До января им продлена мера пресечения в виде содержания под стражей в СИЗО «Лефортово». Журналисты, к сожалению, не могут в полной мере освещать эти события, потому что адвокатов вынудили дать расписку о неразглашении материалов дела.

Как вы думаете, почему задержали именно этих людей?

Я думаю, что задержание происходило произвольно. Необходимо было кого-то задержать, чтобы обезглавить ту активную общественную группу, которая была в Крыму и боролась с аннексией Крыма путем митингов и публичных акций.

Также надо было показать крымчанам, что оккупанты никому не дадут права оспаривать факт того, что они — единая власть на полуострове. Но они недооценили Олега Сенцова. Он является известным кинорежиссером, и реакция на его задержание была масштабной. В ФСБ просто не разобралась с кем имеет дело.

Александра Кольченко обвинили в том, что он — боевик «Правого сектора». Но на самом деле, он активист левых, боролся с «правыми» активистами и не раз подвергался нападению со стороны ультраправых. Это трагикомическая ситуация, когда задерживают антифашиста и обвиняют его в том, что он фашист.

Когда вы как журналист звоните в Крым и просите прокомментировать какую-либо ситуацию, какой ответ вы получаете?

Когда только произошли крымские события, номера еще у местных чиновиков не изменились, то мне достаточно часто давали комментарии. Я звонил и напрямую первым лицам, и пресс-секретарям, с которыми был знаком. Они были достаточно лояльны. У пресс-секретарей еще остается профессиональное чувство, они понимают, что их задача — информировать журналистов о работе тех или иных ведомств.

Иногда, конечно, бросали трубку. Сейчас, в силу того, что сменились номера, контакт сошел на нет. Но надо ведь понимать, что смена номеров являлась запланированным ходом.

Вы отслеживаете, о чем сейчас пишут и снимают видео ваши бывшие крымские коллеги?

Я стараюсь отслеживать. В Крыму всегда была проблема со свободой слова. Большинство СМИ были достаточно сильно подконтрольны собственникам. Как правило, в большинстве случаев, это были бизнесмены, адаптированные в местную политику. И журналистам приходилось самоцензурировать свои материалы.

По большому счету в крымских СМИ ничего не изменилось. Раньше приходилось писать то, что диктует собственник. Сегодня собственник просто диктует другие позиции. Я никогда не критикую своих коллег. Мне кажется, что сама ситуация приводит их к тому, что приходиться поступаться собственной совестью. Ответственность за это несут не журналисты, а представители власти.

Те проблемы в Крыму, о которых мы постоянно говорим, ощущаются в основном социально активным населением. Большинство, которое не вовлечено в активную социальную и политическую деятельность, не видят, что эти проблемы существуют.

Что сегодня больше всего интересует жителей Крыма?

На мой взгляд, превалирует вопрос российско-украинских отношений. Вопрос аннексии, возврата Крыма, споры между первыми лицами государств по поводу территориальной принадлежности. Именно такая ситуация прослеживается на сайте, где работаю лично я (проект «Крым.Реалии»).

Также многих волнует тема электричества, воды. То есть всего того, чего Крым может лишиться.

Украинцев, проживающих на материковой Украине, больше всего волнуют настроения людей в Крыму. Очень популярны споры на тему «А действительно ли большинство крымчан выступают за присоединение к Росии?». Крым попал в такую ситуацию, что на полуостров не могут въехать независимые социологические группы и понять, какова ситуация на самом деле.